23:31 

Захария [DELETED user]
Название: Кот Леворукого
Автор: Захария (ранее *Chiquitita*)
Бета: HolyPryce
Пэйринг: Квентин Дорак/Ринальди Ракан если вы его тут нашли, значит вы - извращенец вам показалось!:tease4:
Персонажи: Квентин Дорак, Ринальди Ракан, Рокэ, Дикон, Штанцлер, Эстебан
Рейтинг: G
Предупреждения: AU, ООС, глум, бред, бытовуха


Права: все принадлежат Повелителю Кошек! Мне просто поиграться дали:cat::bcat::mcat:


Новый Хозяин ему определенно нравился.
К такому выводу Дик пришел сразу же, едва очутившись в широком рукаве сутаны, все еще дрожа от холода и пережитого страха. Сидеть в грубо сколоченной коробке на шумной площади было жутковато, да и, кроме того, Дик точно, ну совершенно точно знал, что никто его не возьмет! Недаром в доме, где он родился, его прозвали бледной молью.
Мало того, что Дикон принадлежал к одной из самых нелюбимых в народе пород - за скверных характер и злопамятность надорских гладкошерстных в Талиге не жаловали, даром, что дедушка Алан в свое время ловил мышей и валялся на подушках у самого короля!
Дик был слабым котенком, пугливым и тощим, но зато, с короткой, но густой и мягкой пепельной шерстью, и потому бывший уже хозяин, Эйвон, решил, что "пристроить паршивца" все же есть шанс, и в числе прочих котят поволок Дика на площадь.
Этот человек не хотел его брать, Дик видел, что не хотел, только скользнул равнодушным взглядом, но потом почему-то передумал. Ухватил шипящего котенка за шиворот, выволок из угла, куда тот попытался забиться, и, бросив Эйвону целый тал, запихнул в широкий теплый рукав.
Дом, в который его принесли, тоже выгодно отличался от родного. Дик тут же высунул мордочку из рукава и распушил заметно поредевшие после игр с сестрами усы, с любопытством разглядывая вышедшего навстречу слугу.
- С возвращением, Ваше Высокопреосвященство, - поздоровался тот.
- Растопи камин, Хуан, - откликнулся Хозяин. - А мы с этим милым юношей пока побеседуем.
Быстрее, чем Дик успел что-либо разглядеть, его снова потащили куда-то вглубь помещения, но страшно не было - с Хозяином он готов был идти куда угодно.
Комната оказалась уютной, и опять-таки, в отличие от родного дома, теплой. Посаженный прямо на стол Дикон дернул носиком и попытался поймать странную игрушку, которую Хозяин машинально начал перебирать в пальцах, устроившись напротив Дика в кресле.
Игрушку, впрочем, тут же отобрали, и Дик посмотрел с удивлением.
- Ну, вот что, молодой человек, - кардинал Талига Сильвестр спрятал отобранные четки в карман, подальше от когтистых надорских лап. - Полагаю, вам следует запомнить несколько правил, которые вам отныне придется соблюдать. Я не буду говорить вам о мебели и коврах, эти шалости найдется, кому пресечь и без меня. По саду можете гулять свободно, а вот выходить за территорию вам категорически запрещается. Наш сосед, господин кансилльер, очевидно в момент помутнения, случившегося из-за многочисленных и, несомненно, тяжелых болезней, не так давно подобрал одно очаровательное юное создание вроде вас, к несчастью, слишком быстро обнаглевшее. Так что, пока не подрастете и не отъедитесь, знакомиться с Эстебаном вам незачем. Еду будете получать на кухне у Хуана, чем вас кормить, он знает. И самое главное, вы в этом доме пока не один, и с этим вам тоже придется считаться. Рокэ, разумеется, хорошо воспитан и не забывает о том, что он здесь гостит, но вряд ли он стерпит, если вы попытаетесь дергать его за хвост или кусать за усы, но в целом, думаю, вы ему понравитесь. Все понял?
Котенок заинтересованно склонил головенку набок, подтверждая, что вопросов у него нет.
- Ну, вот и хорошо. Теперь отправляйтесь, вам наверняка не терпится посмотреть, где вы теперь будете жить.
С этим Дик был отпущен на пахнущий чем-то приятным пакет, и, не заставляя просить себя дважды, выскользнул за дверь.
Коридор был длинный, застеленный ковром и совершенно, ну вот ни капельки, не страшный. Задрав хвост, Дикон гордо зашагал вперед, готовясь почувствовать себя полноправным владельцем всего этого великолепия. Хозяин сказал, что он в доме такой не один, но там, где Дик родился, было много кошек, и у него не возникало сомнений в том, что со здешним обитателем они подружится. Главное не забыть и не столкнуться ненароком со страшным соседским Эстебаном. Пока. А уж потом, когда он вырастет и превратится в большого сильного кота!..
Дверь, к которой подошел Дик, оказалась приоткрыта, и это был отличный повод заглянуть внутрь.
В этой комнате, в отличие от кабинета Хозяина, было не просто тепло, а жарко. В растопленном камине трещали дрова, а возле самого огня на мягкой шкуре лежал кот. Дикон замер, невольно залюбовавшись длинной и густой черной шерстью, пушистым хвостом и изящными кисточками на ушах. Должно быть, гостивший у Хозяина Рокэ принадлежал к той редкой и ценной южной породе, название которой Дикон даже не пытался запомнить.
Тем временем, Рокэ потянулся, перекатываясь на другой бок, и Дик заметил, как в синих глазах его временного соседа блеснуло пламя.
Забывший как дышать при виде такой красоты надорский гладкошерстный неловко переступил с правой лапы на левую и снова замер. До неприличия породистый Рокэ, казалось, не замечал его вовсе, лениво зевая и подставляя теплу живот.
Решив, что просто так сидеть на пороге глупо, - еще, чего доброго, сочтут за неотесанного провинциала! - и пора уже налаживать контакт, Дик деловито шевельнул усами и двинулся вперед.
Лапки тут же утонули в мягкой шерсти неизвестного животного, на шкуре которого возлежал Рокэ. Сам же гость, наконец, одарил Дика высокомерным, как Дикону показалось, взглядом, но больше никак своего внимания не выказал. Дик хотел было обидеться, но передумал, - надорские гладкошерстные не отступают и не сдаются! Не его вина, что шерсть местами пыльная и совсем не лоснится, а слишком длинные и тонкие лапы и оттопыренные уши - это пройдет, он только подрастет немножко!..
Вдохновленный тем, что с мягкой подстилки его не гонят, Дик решился приблизиться почти вплотную, и заинтересованно склонил головку набок, разглядывая кисточки на ушах Рокэ. Маменька говорила, что такие бывают только у пройдох и бездельников, потому что приличная, занятая насущными делами, вроде ловли мышей и охоты на обнаглегшую моль, кошка просто может себе таких позволить. Но, дедушка Алан, как же это было красиво!
Забывшись, Дик поднял лапку в наивном желании эту невиданную красоту потрогать. Рокэ не сделал, казалось, ни одного движения, только слегка прищурился, но и этого оказалось достаточно, чтобы понятливый Дик счел за благо убраться подальше. В конце концов, на высокомерном южанене свет клином не сошелся, а Хозяин, кроме всего прочего, говорил о Хуане и кухне!..
***
Не прошло и дня, как Дик осознал, что по какой-то нелепой счастливой случайности угодил прямиком в кошачий Рассвет.
Конечно, маменька говорила, что в Рассвет попадают только хорошие котята, к которым Дикон, по ее же словам, никогда не относился, да и то после смерти, но как иначе назвать место, в котором он очутился, гладкошерстный не знал.
Даже не принимая во внимание тепло и пушистые ковры, на которых никто не запрещал валяться, в этом доме с ним произошло слишком много чудес, чтобы можно было охватить их все разом. Для начала Хуан выловил попытавшегося было забиться под шкаф Дика и куда-то потащил. В странной комнате пахло довольно-таки приятно, да и теплая вода в сочетании с мягким полотенцем оказалась вовсе не такой страшным, как представлялось Дику. Приятный запах остался и после - на ставшей неожиданно гладкой и блестящей шерсти, а вареного мяса, выданного после экзекуции, в Надоре ему хватило бы на неделю.
Хозяин тоже был ласков с ним, чесал за ушком, случайно встречая в коридоре, и даже брал на руки, просматривая бумаги. В первый раз, еще не обсохший после купания Дик испугался и попытался вырваться, но Хозяин оказался упрямым, - уж не из Надора ли он сам родом? - и скоро гладкошерстный сладко потягивался и сыто урчал, задремывая на кардинальских коленях.
А еще в его новом доме была... сметана. Такого жирного и наверняка вкусного великолепия Дикон не мог себе даже вообразить, и долго принюхивался, не решаясь попробовать, когда молчаливый и неласковый Хуан в первый раз поставил перед ним блюдце. Сестренкам бы наверняка понравилось...
Если бы не память о голодном надорском детстве, жизнь Дикона была бы прекрасна и удивительна.
И еще если бы не высокомерный Рокэ, так явно кичившийся своим благородством, и совсем-совсем не заметивший новую шелковистую шерстку Дика. Но что гораздо страшнее, этот порочный мерзавец с недоступным пониманию порядочного кота пренебрежением не только не доедал восхитительную сметану, но и даже не давал себе труда припрятать остатки лакомства "на потом". Права, права была маменька...
Утешало только то, что скоро, по словам Хозяина, должен был вернуться Хозяин Рокэ. Дик даже отдаленно не представлял себе, что такое "граница", на которой "служит Ринальди", но очень надеялся, что это где-нибудь близко, и таинственный Ринальди вот-вот заберет отсюда это заносчивое существо без Совести и Чести.
Но, все же, поразмыслив, Дикон пришел к выводу, что совсем игнорировать Рокэ он не может. И вовсе даже не потому, что нахальный южанин каждый раз занимал лучшее место быстрее самого Дика! Просто долг хозяина дома требовал, да и кисточки...
Когда Рокэ, пребывая в хорошем расположении духа, позволял ему полежать у камина рядом с собой, на самом краешке мягкой шкуры, Дикон мог беспрепятственно их разглядывать. А еще он узнал, что у Рокэ роскошные черные же усы, каких у самого Дика, скорее всего, никогда не будет. Даже если пострадавшие усы и отрастут, вряд ли они будут такими же, и от этого становилось грустно, как в самые холодные и голодные надорские вечера.
И все-таки, жизнь в доме Его Высокопреосвященства была интересной!
Утром, на четвертый день пребывания здесь, Дикона разбудили назойливые и громкие человеческие голоса.
Кажется, одним из говоривших был Хозяин, и Дик, наспех потянувшись и дернув носом, тихонько двинулся в сторону кабинета.
Его Высокопреосвященство сидел в своем любимом кресле, - том самом, где так сладко иными вечерами засыпал Дик, и никто ни разу его не прогонял! А вот человек, стоящий напротив кардинала, не понравился Дикону сразу, - уж слишком был похож на угрюмых торговцев с площади. Те перекупали котят у уставших возиться с ними хозяев, и никто никогда не знал, что с ними происходило потом.
Слепой детский страх гнал прочь, на теплую кухню, под защиту доброй Кончиты, не раз уже тайком подкармливавшей его чем-нибудь вкусненьким и ласково называвшей непонятным словно "заморыш", но не привыкший сдаваться Дик заставил себя, пусть и незаметно, шмыгнуть за шкаф. Все-таки было очень любопытно.
Гость Хозяина нелепо размахивал руками, словно злой голодный гусь, очень страшно зашипевший однажды на Дика, когда тот был совсем маленьким:
- Это возмутительно! Я старый больной человек, у меня просто не хватит сил справиться с этим зверем!..
- Насколько я могу судить, на этот раз вы, граф, отделались легким испугом, - Хозяин же, вызвав тем самым у Дикона восторженный трепет, оставался совершенно спокоен.
Только теперь притаившийся в углу надорец заметил нагло развалившегося на хозяйских коленях Рокэ. Мощная задняя лапа на коленях не поместилась и теперь невежливо свешивалась над полом, сам же ее обладатель, казалось, мирно дремал, но Дикон знал точно, Рокэ слушает, и кажется, даже наслаждается происходящим.
Тем временем, гость, оказавшийся, как Дикон догадался, соседом-кансилльером, сумел успокоиться, и теперь стоял, чуть ссутулившись, выставляя напоказ три глубокие царапины на толстой руке.
- Очень жаль. До этого момента я полагал себя вправе надеяться, что кот кардинала Великой Талиго... Талига воспитан лучше.
- Уверяю вас, граф, Рокэ не нуждается в воспитании, - пальцы кардинала утонули в длинной густой шерсти. - Просто он скучает по хозяину.
- Ну что ж, - очевидно, осознав, что большего ему не добиться, пострадавший сосед одернул закатанный рукав. - В таком случае, мне остается лишь надеяться, что... Рокэ скоро с ним воссоединится.
Провожая взглядом несчастного больного кансилльера, Дик невольно поджал ушки. Мало того, что кот, которого спас старик, не испытывает за это никакой благодарности, так еще и этот... этот...
- Ну, - Его Высокопреосвященство достаточно проворно для своих лет поднялся, подхватив Рокэ под лапы. - И с каких это пор порядочные кэналлийские коты прыгают с забора на старых больных кансилльеров?
Рокэ в ответ только прищурился, ничем не выдавая даже намека на раскаяние.
- Хороший кот, - Хозяин с нежностью погладил лобастую голову.- Все понимаешь правильно. Пожалуй, в политике вы, эр Рокэ, разбираетесь ничуть не хуже своего хозяина.
Стараясь остаться незамеченным, Дик бросился в коридор и забился под лестницу.
От жалости к старому графу подрагивали усы и кончик хвоста. Стоило ли удивляться тому, что кэналлиец, - а именно так называлась редкая южная порода, - упустит возможность со снисходительным прищуром красивых глаз справиться с тем, кто слабее, будь то котенок или человек?! Несчастный сосед наверняка просто возвращался домой с прогулки, когда это порочное и вредное существо бросилось на него!..
Но ведь Хозяин сказал, что ничего страшного не произошло. Да и маменька не раз предупреждала их с сестрами, что надорских гладкошерстных не любят именно за это, - за то, что, гордые и независимые, они никому не уподобляются, даже собственным хозяевам. А если страшный Эстебан стал похож на своего спасителя...
Из грустных и страшных мыслей Дика вырвал сам герой сегодняшнего дня.
Рокэ прошествовал мимо надорца, не удостоив того взглядом, лишь слегка дернул задранным хвостом, и Дику ничего не оставалось, кроме как уставиться ему вслед.
А вечером кэналлиец не просто пустил его на свою лежанку, но и позволил придвинуться достаточно близко, чтобы Дик мог почувствовать тонкий диковинный аромат, исходящий от густой, больше похожей на мех, шерсти. Должно быть, таинственный Ринальди специально что-то в нее втирает...
Рокэ лежал на боку и щурился на пламя, а Дикон смотрел. В Надоре почти все кошки были серыми, в крайнем случае, полосатыми, так что до сих пор трудно было поверить в то, что ненавистные маменьке задиры-кэналлийцы могут быть такими красивыми.
Дедушка Алан, а ведь в Надоре когда-то тоже жил кэналлийский кот! Сам Дик его не видел, но маменька говорила, что этот мерзавец регулярно выдирал папеньке шерсть и загонял на забор! Значит, вполне может статься, что ненависть к гладкошерстным у этой вредной породы в крови?..
Рокэ совсем рядом приоткрыл глаза и лениво шевельнул лапой, демонстрируя высочайшее удовольствие. Не иначе как придумал способ окончательно вытеснить Дикона с хозяйских коленей!
Ну, ведь не обязательно же всем кэналлийцам быть плохими, правда? Все-таки, кардинал относится к нему очень хорошо, и наверняка хотел бы, чтобы они подружились!
В порыве вдохновения Дик тоже вытянулся на шкуре и замурлыкал, решив таким образом выказать гостю свое расположение. Рокэ никак не отреагировал, лишь слегка шевельнул хвостом.
И тогда решительный надорец отважился на отчаянный шаг. Со всей доступной ему грацией Дик перекатился на спину и потянулся, задевая лапкой теплый бок. И даже мурлыкнул тихонько и дружелюбно: "Эр Рокэ".
Тяжелая черная лапа опустилась на лоб раньше, чем гладкошерстный успел сообразить, что происходит. Рокэ вскочил, слегка поджимая уши с так понравившимися Дикону кисточками, и зло дернув хвостом, удалился.
Лоб, по которому стукнули, болел, и было очень обидно.
Ну и ладно, ну и пожалуйста!.. Вот он только подрастет, уедет еще на свою... границу Ринальди, попросятся погостить!..
Назло врагу, Дик перелег на место Рокэ поближе к камину и уснул.
А утром в жизни надорца снова начали происходить чудеса. Начиная с этого дня, вся сметана в доме стала доставаться ему одному. Рокэ сидел тут же, на столе, свесив хвост, и щурился на солнце.
- Неужели уступает?! - удивилась Кончита.
Дик в ответ лишь гордо дернул ушами. Уступит этот, как же! Просто счел, что дивная сметана недостаточно для него хороша, знаем мы таких!..
Проходя мимо, Хуан неожиданно ласково погладил рассевшегося на столе наглеца, а потом и успевшего испугаться, что сметану отнимут, Дика.
И с этого дня все лакомство стало доставаться ему одному.
К присутствию Рокэ Дикон тоже со временем привык, и даже решил, что тот, пожалуй, не так и плох, если не подходить слишком близко. Да и Хозяин, кажется, был ими доволен, наверное, ему нравилось, что они мирно спят на одной подстилке и совсем-совсем не ссорятся.
Дик быстро привыкал к тому, что еды теперь вдоволь, спать можно в тепле, и никто не гонит его с мягких диванов. Один раз, просто ради интереса, он даже попробовал запрыгнуть на стол, и был вежливо перемещен Хозяином в кресло, вместо того, чтобы получить шлепок.
Тем временем, в город пришло лето, и Дикон отправился исследовать сад.
Хозяин еще утром уехал, Хуан и Кончита остались в доме, только Рокэ нахально развалился в клумбе с гиацинтами, но Дик независимо прошествовал мимо, рассудив, что вернуться в дом будет трусостью, да и не испортит ему кэналлиец удовольствие от прогулки.
Трава у самого забора была густая и так хорошо пахла, что гладкошерстный, забыв об осторожности, упал прямо в нее и потерся спиной.
Интересно, что такого Рокэ нашел в гиацинтах? Надо будет тоже потом туда заглянуть...
С дерева, под которым лежал Дик раздался странный и неприятный звук, и разомлевший было на солнышке надорец поднял голову.
На нижней ветке сидел котенок, чуть крупнее его самого, с короткой и густой темной шерстью.
Дикон приподнялся, собираясь завязать со сверстником знакомство, и может быть, даже пригласить его вместе осмотреть гиацинты, но гость только вздыбил шерсть на загривке, и прыгнул вниз.
При ближайшем рассмотрении кот оказался крупнее Дика, а зашипев и распушившись, стал совсем страшным.
Запоздало сообразив, что перед ним соседский Эстебан, Дикон вскочил, и, припадая на лапах, начал пятиться. С таким ему было не справиться...
Добежать до дома надорец, конечно же, не успел. Эстебан настиг его на дорожке и прыгнул, впиваясь зубами в холку. В попытке издать грозный боевой клич, Дикон жалобно пискнул и попытался стукнуть обидчика лапой, - он же видел, как Рокэ это делает, было больно! - но собственная выдранная шерсть забилась в рот, и очень хотелось чихнуть, а еще...
Что произошло дальше, Дикон понять не успел. Острый коготь, впившийся в бок, куда-то делся, и стало неожиданно легко дышать. Спеша воспользоваться заминкой врага, Дик вскочил и ощерился, готовясь встретить новую атаку, но необходимости в этом уже не было. Откуда ни возьмись, между ним и Эстебаном возник Рокэ. И без того крупный, распушивший шерсть кэналлиец казался прямо-таки огромным, а услышав низкий угрожающий рык, Дик едва поборол желание со всех лап броситься к дому.
Бок Эстебана был мокрым, а со спины некрасиво свисали клочки вырванной шерсти. Агрессивности, как и храбрости, в любимце графа значительно поубавилось.
Еще разок утробно рыкнув, Рокэ двинулся вперед, и Эстебан бросился к дереву, по которому перелез сюда.
Все еще испуганно глядя на трясущиеся ветки, Дик вздохнул и слизнул с капли кусок шерсти.
По дорожке ползло странное существо, которое вполне можно было поймать и разглядеть поближе, но Дикон не стал.
Когда на жука упала тень, надорец поднял мордочку. Рокэ сидел на дорожке рядом с ним, и в красивых синих глазах отчетливо читалась брезгливость.
На всякий случай опасаясь, Дик попятился было назад, но тут же оказался схвачен в кольцо больших лап.
Решив, что теперь-то ему точно придет конец, гладкошерстный зажмурился, и тут же замер, почувствовав, как кто-то слизывает пыль и бесполезные клоки с его еще утром такой красивой шерстки.
Рокэ презрительно чихнул, и зачем-то легонько лягнул свою добычу.
Поняв, что бить его никто больше не будет, Дик расслабился, и в порыве благодарности ткнулся носом в густую шерсть. Что-то подсказывало ему, что сегодня вечером его тоже пустят в облюбованное обоими кресло.
***
Теперь Дикон знал точно, - коты похожи на своих хозяев.
Вернувшийся с так и оставшейся непонятной границы Ринальди оказался красивым... ну, разумеется, для человека! Да к тому же, еще и добрым, - ну а как иначе, если эр Рокэ такой хороший?!
Первым делом он посадил себе на плечи сдержанно потершегося об него кэналлийца, и тут же подхватил с пола высунувшегося в прихожую Дика. А теперь чесал за совсем уже зажившим, - благодаря заботе Хозяина и эра Рокэ! - ушком и обещал покормить обоих чем-нибудь вкусным за ужином.
- Вам, Ваше Высокопреосвященство, следует разводить надорцев. Вопреки всему, вам все-таки удалось поладить с этим во всех отношениях достойным юношей.
- Не совсем так, мой друг, - кардинал поставил на стол чашку с чем-то темным, запах чего Дику не нравился. - Это ваш Рокэ сумел найти к нему подход.
- Рокэ может, - в знак согласия Ринальди чуть приподнял свою чашку.
Сам довольно прищурившийся Рокэ растянулся тут же, на спинке кресла, и Дик, в порыве нежности, потрогал лапкой пушистый хвост.
Кардинал сдержанно улыбнулся.
- Как долго ты планируешь пробыть в столице?
- Полгода, не больше, - Ринальди потянулся, чтобы погладить обоих котов одновременно. - Когда поеду назад, оставлю Рокэ вам. Разумеется, если Ваше Высокопреосвященство не возражает.
Дик мурлыкнул и потерся о колено Хозяина эра Рокэ, давая понять, что он точно возражать не будет.

@темы: фанфики

Комментарии
2013-02-06 в 01:45 

Илдре Аускайте
Доверяй Ивановой и себе. Есть сомнения - убей.
Ой, какой чудесный фанфик! и как написан хорошо! Спасибо вам огромное! Очень подняли мне настроение. Я прямо лужицей растеклась от удовольствия))))))

2013-02-06 в 01:48 

Захария [DELETED user]
Илдре Аускайте, очень приятно такое слышать, вам спасибо! ^__^

2013-02-06 в 07:07 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Замечательно!

2013-02-07 в 21:48 

Захария [DELETED user]
Мэлис Крэш, спасибо))

2013-02-09 в 23:32 

Эльгидушка
вселенское зло в пушистых тапочках
Какая прелесть :cat: Спасибо )))

2013-02-11 в 19:20 

Захария [DELETED user]
Эльгидушка, вам спасибо! ^__^

2013-11-09 в 16:26 

*мурлычет* прррррррелесть...

2014-09-21 в 12:45 

Гость ФБ 2
Я анонимус, мне ОЧЕНЬ стыдно за это.
Прелесть:heart:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сообщество поклонников Рокэ Алвы

главная